vita_geller: (дама)
«Фрекен Смилла и её чувство снега».
Петер Хёг.
«Я никогда не научусь чувствовать себя уютно в фешенебельных местах. Каждый шаг я делаю с чувством, что ко мне в любую минуту могут подойти и сказать, что я не имею никакого права здесь находиться.»

vita_geller: (ёлочка)

В Вене меня изумили платные гардеробы в музеях. А у них оказывается эвона как...

«Фрекен Смилла и её чувство снега»
Петер Хёг.
«... мы проезжаем до следующего контрольного пункта, где женщина в форменной одежде, взяв с нас по 250 крон, пропускает автомобиль на стоянку, а там мы платим служителю 75 крон за оскорбительно-снисходительный взгляд на «моррис», который оставляем на его попечение, и вот теперь мы можем, миновав вращающуюся дверь в мраморном фасаде, подняться в гардероб и выложить по пятьдесят крон только за то, чтобы блондинка с таким гордым подъемом головы, что можно заглянуть ей в ноздри, взяла нашу одежду.
Перед зеркалом, заполняющим всю стену, я подправляю помадой некоторые мелкие дефекты, радуясь при этом, что сходила в туалет дома и во всяком случае в первый же момент мне не надо выяснять, сколько стоит здесь возможность пописать.».

vita_geller: (кудряшка)
«Фрекен Смилла и ее чувство снега».
Петер Хёг.

читать )
— Примите, пожалуйста, это дополнительное вознаграждение. В такое прекрасное утро. Чтобы купить булочку к кофе.
Она меланхолично смотрит на меня.
— Я директор компании, — говорит она. — В ней работаю только я и четверо сотрудников.
Мы некоторое время стоим и смотрим друг на друга.
— Ну и что, — говорю я. — Ведь даже директора пьют кофе с булочками.»
vita_geller: (кудряшка)
« (она) была до крайности боязлива, мнительна и чувствительна...
мне бы надобно было щадить столько милых слабостей... стараться успокоить их! а я...повторил каждый день свои безчеловечныя проделки... представлял ей страшную картину моей мучительной смерти, то от зева зверинаго, то от бешенаго коня, то от кинжала убийц!.
... я говорил ей, что в лесу, чрез который я обыкновенно езжу к ней, появилось много диких зверей; что у кого-то вырвался из клетки лев, убежал в этот лес и живет в нём.» (Н.А.Дурова, «Гудишки»). 

Такое вот чувство юмора. 

В советские ещё времена, когда не было мобильных телефонов, жена отправила мужа проверить дачу. Муж уехал утром, вернулся на следующий день к обеду. Молча разделся и сел за стол. 
— Обед есть?
Пока жена накрывала, то-сё, муж сидел молча. Пообедав, дождался очередного вопроса жены про дачу и ответил:
— Какая дача? Нет у нас никакой дачи. Сгорела.читать дальше )

А вы, уважаемые френды и сочувствующие, знаете какие-то «такие» истории об альтернативном чю? РасскажИте? :)

 
vita_geller: (шарж)
Надежда Андреевна Дурова.
«Кавалерист-девица».
«... Не встречая тут ни одного человека и не зная, как отыскать свою команду, решилась я возвратиться в полк. Штакельберг, увидя меня одну, спросил: «Где ж ваша команда?» Я откровенно рассказала, что, желая взять свою лошадь в ближнем селении, велела отряду идти шагом к лесу и там дождаться меня; но что, возвратясь, я не нашла их на назначенном месте и теперь не знаю, где они. «Как смели вы это сделать! - закричал Штакельберг. - Как смели оставить свою команду! Ни на секунду не должны вы были отлучаться от нее; теперь она пропала: лес этот занят уже неприятелем. Ступайте, сударь! сыщите мне людей, иначе я представлю на вас главнокомандующему, и вас расстреляют!..» Оглушенная этою выпалкой, поехала я опять к проклятому лесу, но там были уже неприятельские стрелки. «Куда ты едешь, Александров?» - спросил меня офицер лейб-эскадрона, находившийся в передней линии наших стрелков. Я отвечала, что Штакельберг прогнал меня искать моих фуражиров. «А ты ужели их потерял?» Я рассказала. «Это, братец, пустяки, фуражиры твои, верно, прошли безопасно окольными дорогами и теперь должны быть в селении, занятом заводными лошадьми нашего ариергарда; ступай туда». Я последовала его совету и, в самом деле, нашла своих людей с их вьюками сена в этом селе. На вопрос: для чего не дожидались меня, сказали, что, услыша скачку и пальбу в лесу, думали, что это неприятель, и, не желая вовсе быть взятыми в плен, уехали дальше, верст за восемь; нашли там сено, навьючили им лошадей и приехали ожидать меня здесь. Я отвела их в полк, представила Штакельбергу и поехала прямо к главнокомандующему.
Чувствуя себя жестоко оскорбленною угрозой Штакельберга, что меня расстреляют, я не хотела более оставаться под его начальством: не сходя с лошади, написала я карандашом к Подъямпольскому: «Уведомьте полковника Штакельберга, что, не имея охоты быть расстрелянным, я уезжаю к главнокомандующему, при котором постараюсь остаться в качестве его ординарца».»

-------------
Для меня странно: людей бросил, на справедливую критику обиделся. Или... Всё-таки «бросила», поэтому и обиделась?
vita_geller: (Ангел)
У меня есть любимая байка, которую я рассказываю всем и всегда, и не по одному разу.
Рассказывала будучи в изрядном подпитии и рассказываю в абсолютно трезвом состоянии.
Расскажу и вам, всем сразу. Это не избавит вас от выслушивания ещё раз, в индивидуальном порядке, но тогда вы хотя бы сможете меня остановить словами:«Я читал в твоём жж». Заодно и порадуете моё графоманское тщеславие.
Но рассказ этот — абсолютная правда. Все герои реальны и ныне здравствуют. В событиях нет ни капли вымысла.

Байка о том, как мы с Маринкой сдавали в Универе экзамен по Общей социологии.

Учась в Универе, мы с Маринкой себя посещением общеобразовательных предметов не утруждали.

В то время как примерные студенты гуляли, получив заслуженно-выхоженные «автоматы», мы приходили на экзамен группы что сдавала раньше, дабы посмотреть как выглядит преподаватель, чтобы не перепутать
При этом у Маринки был «комплекс отличницы» и меньше чем на четвёрку она была не согласна. Я же по лености  получала на балл меньше её и была совершенно довольна.
Как такое было возможно? Мы читали первоисточники. Да-да. В то время, как прилежные студенты зубрили конспекты лекций, мы отправлялись в библиотеку, брали все рекомендованные к прочтению книги и   вбивали их в себя, стимулируя процесс запоминания литрами кофе и блоками сигарет. Мы спали по три часа в сутки, и вспоминали о еде в ночь перед экзаменом. Утром мылись под холодной водой и шли «сдаваться». Приходили бледно-зелёные, красноглазые, шатающиеся.
— Вы что, пили?!,— спрашивали нас.
— Пить будем, когда сдадим,— высокомерно отвечали мы.
И сдавали. И пили. Два литра пива и леща делили согласно пожеланиям — мне стакан пива и леща без хвоста, Маринке — хвост и оставшееся пиво.
А не такое уж и плохое было время. Да, Маринка?

Да, Натали? А помнишь как ты позвонила мне в четыре утра, потому что потеряла в компе курсовик и я сонная и «после вчерашнего», по телефону объясняла где искать «в нортоне», а ты поправляла  —  «не так произносится по-английски слово «директория»».
Убила бы!))).

Как раз информатику мы с Маринкой честно посещали. И даже нарисовали на экране в каком-то графическом редакторе  кирпичную стену с дырой. И удалить эту дыру с монитора не получалось ни у нас, ни у отличников, ни у преподавателя. Что-то мы напрограммировали неведомое.
Но экзамен по информатике был значительно позднее экзамена по общей статистике.
читать дальше )
vita_geller: (Я)


6 июля 2013.
Пресс-конференция группы «Секрет»

— Я привезла книжку Максима Леонидова… Вы мне её подпишите?

дальше история в картинках )

Как вас зовут?

ещё одна история в картинках )

vita_geller: (дама)

«Мэнсфилд-парк» Джейн Остин.
«Так возникла эта своего рода дружба,..., дружба, вызванная главным образом тоскою мисс Крофорд по чему-то новому и почти не задевшая чувств Фанни. Фанни заходила к ней каждые два-три дня; её словно околдовали: если она не шла к мисс Крофорд, ей становилось не по себе, и однако, она не питала любви к этой молодой особе, думала по-иному, чем та, не чувствовала признательности за то, что её общества искали именно теперь, когда никого другого не осталось; и не получала удовольствия от разговора мисс Крофорд, разве что изредка он ее развлекал, да и то зачастую вопреки ее рассудку, ибо это все были шутки, задевающие людей, или темы, к которым, по ее мненью, следовало относиться с уважением. Однако она приходила...»



 

 

  
vita_geller: (ну и)

Как только начинаешь вести ежедневник, выясняется что у тебя невероятное количество дел. А пока ежедневник не заведёшь — лежишь на диване в потолок плюёшь.


Думаю, что меня надо вывезти куда-то на природу без интернета, дабы я хоть немного прочитала...
Говорила мне мама в детстве:«Читай, доченька, вырастешь — найдутся другие дела, не до чтения будет»...))))

vita_geller: (дама)


Совершенно не воспринимаю писателей как живых людей.
Даже сейчас, когда мне говорят:«Это Катя, или Лена. Она написала, или перевела, книжку»,— я поднимаю упавшую челюсть и с трудом сдерживаюсь чтобы не спосить:«И как это? Быть писателем?».
Поэтому всякие рассказы «про писателей», тем более про русских классиков, воспринимаю с дибилоидным:«Ну надо же!».
При этом мемуары люблю и читаю. Но мемуары — это тоже всего лишь что-то про каких-то персонажей...

Навеяно записью у borisakunin.

vita_geller: (Ангел)

Сигизму́нд Домини́кович Кржижано́вский
«Невольный переулок».


«Недавно, после двух флаконов, я взял да и написал открытку Господу Богу. Так и заадресовал: «Богу. В собственные руки». Ей-богу. И идя за третьей скляницей, опустил открытку в ящик. Проспавшись я и забыл о ней, но она обо мне нет. Через два дня  получаю письмо обратно со штемпелем: «За ненахождением адресата». Скажите после этого, что наша почта не четко работает. Ваше здоровье.»


vita_geller: (дама)

Из дневников Анны-Вильгельмины Александровны Аллендорф

14 ноября 1901 г. Среда.
«Лена получила место в окружной суд, я за неё очень рада, только долго (работать по времени), от 9 до 3-х часов.»

25 октября 1905 г. Вторник.
«Хорошо бы теперь уехать за границу и поселиться где-нибудь в небольшом немецком городке. Отчасти это, конечно, эгоизм – желание уехать из России, но, правда, уж очень иногда тяжелы бывают здешние условия жизни. Ну, да Бог даст, и здесь всё начнёт успокаиваться и придёт в нормальный порядок.»

11 декабря 1909 г. Пятница.
В 6 часов утра в Питере.
На вокзале я выпила кофе, а в 7 часов отправилась к саше. Тут все ещё спали крепким сном. Я переоделась, разобралась в своих вещах и около 10 Саша с Лидой встали, и очень радушно меня приняли.


Архив Александра Александровича Аллендорфа (брат Анны)

30 мая 1912 г.
 «Вчера за этими снимками на Петровку я отправился со службы в 5 ч. на трамвае. Но доехать удалось только до Ильинских ворот. Дальше пускали только пешком, так как ожидали проезда Государя, который был в женском дворянском Институте у Красных ворот. Итак, от Ильинских Ворот до Kodak на Петровке шёл пешком.».

vita_geller: (кудряшка)


Когда я рассказываю о жизни наших соседей Кати и Серёжи, я, конечно, предполагаю, что они в свою очередь, будь у них такое желание, могли бы рассказывать о нашей жизни. (А если и правда рассказывают?!). Но я никогда не задумывалась насколько прозрачна моя жизнь для соседей.
Сегодня узнала.
Подходя к подъезду, обогнала пожилую даму. Дама направлялась явно в наш подъезд, поэтому я придержала дверь и пропустила её вперёд, сказав:«Здравствуйте»
— Здравствуй,— ответила мне дама,— на лифте поедешь или всё пешком?
— Пешком.
— Куда тебе худеть?
—...
— Дочка когда приезжает в мае? В июне?
— Не решила ещё пока.
— В каком она классе? В пятом? В шестом? Почему к себе-то не забираете?
— В шестом. Так получилось
Далее дама, в ожидании лифта, методично пыталась выудить из меня подробности, демонстрируя и так неплохие знания о нашей жизни.
Лифт подошёл. Двери открылись. Я попрощалась и начала подъём, но меня остановили слова полузашедшей в лифт дамы:
— С днём рождения тебя. Опоздала немного, но позже можно, раньше нельзя. Что муж-то подарил?
Я не совсем вежливо ответила: «Цветы и подарок» и, окончив тем самым разговор, зашагала вверх по лестнице.

А муж мне подарил, кроме всего прочего,

вот что: )

vita_geller: (шарж)

Водовозова Елизавета Николаевна.
«На заре жизни».


О выпускном.
«Красивого наряда для выпуска требовали даже те, матери которых в отчаянии ломали руки, не зная, как справиться, чтобы устроить дочери мало-мальски сносный туалет для ее выхода, который сразу требовал огромных издержек.».

О преподавании литературы.
«Возмущался он(Ушинский) и преподаванием литературы, состоявшим из перечня имён писателей и краткого изложения их произведений. Он находил, что учитель обязан зорко следить за тем, чтобы ученица прочитывала целиком каждое классическое произведение и давала о нём подробный отчёт то устно, то письменно; и только после этого, по его мнению, необходимо развивать критический взгляд на произведение, побуждая воспитанниц высказывать и собственное мнение.»

О равноправии.
«...сами женщины, даже и наиболее передовые из них, под равноправием подразумевали тогда(в 1861 году) одинаковое с мужчинами право на высшее образование, а также и право на самостоятельный заработок.»

vita_geller: (кудряшка)


Передо мной стояла девушка и читала книгу  Чарльза Буковски «Записки старого козла».
Одного взгляда на неё было достаточно для понимания, что  именно такая девушка должна читать книгу с таким названием.

vita_geller: (дама)

В королевских визитах, всегда долгих, крылся хитрый расчёт: самолюбивая Елизавета прекрасно понимала, каким разорительным может стать её пребывание как «гостьи» во владениях её подданных — и делала это совершенно намеренно, стремясь показать двору, что никто не может быть выше и богаче её самой.
(здесь).

vita_geller: (кудряшка)
«Труд возвысит ваш ум, облагородит ваше сердце и наглядно покажет вам всю призрачность ваших мечтаний; он даст вам силу забывать горе, тяжелые утраты, лишения и невзгоды, чем так щедро усеян жизненный путь каждого человека; он доставит вам чистое наслаждение, нравственное удовлетворение и сознание, что вы не даром живёте на свете. Всё в жизни может обмануть, все мечты могут оказаться пустыми иллюзиями, только умственный труд, один он никогда никого не обманывает: отдаваясь ему, всегда приносишь пользу и себе и другим. Постоянно расширяя умственный кругозор, он мало-помалу будет, открывать вам всё новый и новый интерес к жизни, заставит всё больше любить её не ради эгоистических наслаждений и светских утех... Постоянный умственный труд разовьёт в душе вашей чистейшую, возвышенную любовь к ближнему, а только такая любовь дает честное, благородное и истинное счастье. И этого может и должен добиваться каждый, если он не фразёр и не болтун, если у него не дряблая натуришка, если в груди его бьётся человеческое сердце, способное любить не одного себя. Добиться этого величайшего на земле счастья может каждый, следовательно, человека можно считать кузнецом своего счастья

из лекции К.Д.Ушинского
воспитанницам Смольного института.
Водовозова Елизавета Николаевна.
«На заре жизни».


vita_geller: (шарж)



«... Многие из них имели род подвижного календаря: мелко написав на длинную ленту числа всех месяцев своего пребывания в институте, они отрезали истекшее число и торжественно провозглашали, сколько дней осталось до выпуска.».

Водовозова Елизавета Николаевна.
«На заре жизни».


vita_geller: (шарж)



«В конце концов ...  они учились только для хорошей отметки, поступали хорошо только тогда, когда надеялись получить похвалу».

Водовозова Елизавета Николаевна.
«На заре жизни».



vita_geller: (ну и)
«Но о чем могли разговаривать существа, умственно неразвитые, изолированные от света и людей, лишенные какого бы то ни было подходящего чтения? Мы болтали о разных ужасах, привидениях, мертвецах и небывалых страшилах. При этом чуть где-нибудь скрипнет дверь, послышится какой-нибудь шум — и одна из (нас) моментально вскрикивала, а за нею все остальные с пронзительными криками и воплями,...  неслись по коридору.».

Водовозова Елизавета Николаевна.
«На заре жизни».


Profile

vita_geller: (Default)
vita_geller

October 2013

S M T W T F S
   1 2 345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 02:51 pm
Powered by Dreamwidth Studios