vita_geller: (кудряшка)


Я безумно люблю театр!
Безумно и бездумно. Я не запоминаю фамилии актёров, режиссёров и авторов пьес. С трудом вспоминаю в какой театр на какой спектакль ходила. Могу помнить как выбирала идти в платье или брюках, как стояла в очереди в буфет за кофе, как засыпала в первом акте, вздрагивала, просыпаясь и ничего не могла с собой поделать.
И, конечно же, я не могу судить хороший спектакль или нет. Потому что элементарное «понравилось-не понравилось» в моём случае не работает.


Театр — это праздник. Всегда.
Даже когда на сцене прыгают выпускницы самодеятельного хореографического училища, пыля на первые ряды и заглушая стуком пуант звук заедающего магнитофона, — я говорю себе:«Какой ужас! Но девочки так стараются» и через какое-то время начинаю получать удовольствие: от удобного кресла, от знакомой музыки, от того, что сижу не в первом ряду.

В моём родном городе было всего два театра — музыкальный и драматический. Драматический бесконечно ремонтировали. А музыкальный был рядом с моим домом. Наверное поэтому я хожу в драматические театры реже. И всегда с какой-то опаской.

Вчера меня пригласили в Театр Российской Армии на премьеру «Царь Фёдор Иоаннович» А.К.Толстого.
В фойе театра играл военный оркестр. Это сразу как-то примирило меня с названием спектакля ( пьесу я не читала, кажется...).


читать дальше )


vita_geller: (ну и)
Вы можете подумать, что все мои фотографии «я там, я сям» и последующий, обязательно-обязательно он будет! цикл «я и великие» — обычное хвастовство. Что ж, думайте. Оно же и есть — самое настоящее хвастовство.
Потому что люди действительно на ТВ работающие, не будут засорять интернет всякими рабочими фото — не до того им, им трудиться надо,— по себе знаю. Не до фотографий мне было когда я «пахала на ниве телевидения» (не так как мне бы хотелось, слишком активно нежели мне бы хотелось, и не так долго как могло бы быть), а сейчас я так... «иду вдоль поля, смотрю как другие работают». И фотографируюсь. Хвастаюсь.
А почему бы и нет? Ведь было же? Было. И продолжает быть так или иначе... Только сейчас я наконец-то получаю положительные эмоции, удовольствие. И хвастаюсь... хвастаюсь... Например, на фоточитать дальше )

vita_geller: (кудряшка)
« (она) была до крайности боязлива, мнительна и чувствительна...
мне бы надобно было щадить столько милых слабостей... стараться успокоить их! а я...повторил каждый день свои безчеловечныя проделки... представлял ей страшную картину моей мучительной смерти, то от зева зверинаго, то от бешенаго коня, то от кинжала убийц!.
... я говорил ей, что в лесу, чрез который я обыкновенно езжу к ней, появилось много диких зверей; что у кого-то вырвался из клетки лев, убежал в этот лес и живет в нём.» (Н.А.Дурова, «Гудишки»). 

Такое вот чувство юмора. 

В советские ещё времена, когда не было мобильных телефонов, жена отправила мужа проверить дачу. Муж уехал утром, вернулся на следующий день к обеду. Молча разделся и сел за стол. 
— Обед есть?
Пока жена накрывала, то-сё, муж сидел молча. Пообедав, дождался очередного вопроса жены про дачу и ответил:
— Какая дача? Нет у нас никакой дачи. Сгорела.читать дальше )

А вы, уважаемые френды и сочувствующие, знаете какие-то «такие» истории об альтернативном чю? РасскажИте? :)

 
vita_geller: (кудряшка)

На второй день я влюбилась в оператора.
Вообще-то, именно мне принадлежит фраза «операторы — не мужчины, они операторы», но из любого правила существует исключение. Тем более, что оператор был не наш. Мы всего лишь работали на одной площадке.
Он был такой... стильный.
Операторы, они ж обычно как выглядят? Джинсы, футболка, свитер. Летом — шорты, шлёпки, голый торс. Говорят, бывают ещё в костюмах,— когда первых лиц государства снимают, но сама я не видела, поэтому даже верю в такое с трудом.
«Мой» оператор тоже был в шортах. Но не тех, что похожи на половую тряпку, которую активно использовали, затем встряхнули, высушили и решили что вещь «ещё вполне себе», а в каких-то с эмблемами, лейблами... И в футболке. И в кепке.
фото )
Я разглядывала его и представляла, что конечно же он «мальчик из приличной семьи», и наверное бабушка говорила ему:«Альбертик, не хочешь в науку, так можно же пойти в программисты! Сидеть в чистом офисе, нажимать кнопочки. Зачем тебе эта ужасная профессия? Бегать с тяжеленной камерой на плече? В конце концов можно же быть фотографом? Спокойно снимать свадьбы и намазывать масло на свой кусок хлеба!».
— У него даже носки разноцветные! Правый кремовый, а левый салатовый!,— делилась я с приятельницей.
— Ну познакомься с ним. Поговори о чём-нибудь.
— О чём я буду с Ним! говорить? Лучше ты. В конце-концов, когда тебе что-то надо я же спрашиваю?
И так как это была чистая правда, приятельница подошла к объекту моей любви и завела разговор на профессиональную тему.
Я стояла рядом с горящими глазами, блестящим носом и молчала.
Приятельница, делая мне страшные глаза, пообщалась ещё немного и выдохлась. Каждый вернулся к своей работе.
Я сбегала на другую точку, отнесла аккумуляторы и кассеты, поприсутствовала на пресс-конференции, вернулась. Уселась в тенёчке, пью водичку.
— А Вы не собираетесь ещё куда-нибудь идти?
читать дальше с фото )

дальше и фото )

vita_geller: (Ангел)
У меня есть любимая байка, которую я рассказываю всем и всегда, и не по одному разу.
Рассказывала будучи в изрядном подпитии и рассказываю в абсолютно трезвом состоянии.
Расскажу и вам, всем сразу. Это не избавит вас от выслушивания ещё раз, в индивидуальном порядке, но тогда вы хотя бы сможете меня остановить словами:«Я читал в твоём жж». Заодно и порадуете моё графоманское тщеславие.
Но рассказ этот — абсолютная правда. Все герои реальны и ныне здравствуют. В событиях нет ни капли вымысла.

Байка о том, как мы с Маринкой сдавали в Универе экзамен по Общей социологии.

Учась в Универе, мы с Маринкой себя посещением общеобразовательных предметов не утруждали.

В то время как примерные студенты гуляли, получив заслуженно-выхоженные «автоматы», мы приходили на экзамен группы что сдавала раньше, дабы посмотреть как выглядит преподаватель, чтобы не перепутать
При этом у Маринки был «комплекс отличницы» и меньше чем на четвёрку она была не согласна. Я же по лености  получала на балл меньше её и была совершенно довольна.
Как такое было возможно? Мы читали первоисточники. Да-да. В то время, как прилежные студенты зубрили конспекты лекций, мы отправлялись в библиотеку, брали все рекомендованные к прочтению книги и   вбивали их в себя, стимулируя процесс запоминания литрами кофе и блоками сигарет. Мы спали по три часа в сутки, и вспоминали о еде в ночь перед экзаменом. Утром мылись под холодной водой и шли «сдаваться». Приходили бледно-зелёные, красноглазые, шатающиеся.
— Вы что, пили?!,— спрашивали нас.
— Пить будем, когда сдадим,— высокомерно отвечали мы.
И сдавали. И пили. Два литра пива и леща делили согласно пожеланиям — мне стакан пива и леща без хвоста, Маринке — хвост и оставшееся пиво.
А не такое уж и плохое было время. Да, Маринка?

Да, Натали? А помнишь как ты позвонила мне в четыре утра, потому что потеряла в компе курсовик и я сонная и «после вчерашнего», по телефону объясняла где искать «в нортоне», а ты поправляла  —  «не так произносится по-английски слово «директория»».
Убила бы!))).

Как раз информатику мы с Маринкой честно посещали. И даже нарисовали на экране в каком-то графическом редакторе  кирпичную стену с дырой. И удалить эту дыру с монитора не получалось ни у нас, ни у отличников, ни у преподавателя. Что-то мы напрограммировали неведомое.
Но экзамен по информатике был значительно позднее экзамена по общей статистике.
читать дальше )
vita_geller: (Default)

В жизни нет счастья.
Смотришь концерт по телевизору и хочешь видеть и слышать —как оно там, вживую.

Покупаешь билет на двадцать пятый ярус балкона и видишь —что уж увидишь, и слышишь — что уж услышишь. И счастлив, пока не замечаешь тех, кто в фан-зоне танцует на расстоянии вытянутой руки от сцены.

Становишься счастливым обладателем билета в фан-зону, прорываешься в толпе таких же жаждущих к сцене. А там решётка, за которой съёмочные группы. И рядом с видеооператором какая-то непонятная «мочалка» с бейджиком «пресса», свободно танцует, перекрывая сцену, и ничего с ней не сделать — она надёжно отделена от напирающей толпы решёткой и охраняема службой безопасности.

Через какое-то время у сцены, за железной решёткой, держишь над оператором зонтик от дождя или солнца; подаёшь кассеты, аккумуляторы, бутылку с водой или салфетку вытереть пот, и не можешь присесть, потому что служба безопасности боится как бы возбуждённая толпа не затоптала вас, снеся ограду. Что остаётся делать? Пританцовывать с кислой мордой лица.
А в кулисах стоят или даже сидят на стульях и фотографируют на мобильники — счастливчики — их не палит солнце и не поливает дождь, — это корреспонденты и редакторы, чьи операторы самостоятельно ходят по сцене.

И вот уже в кулисах, и оператор где-то на сцене. Но перед тобой толпа фотографирующих и рассматривающих, наступающих на ноги и всё загораживающих.
А напротив сцены находится сооружение со световым, звуковым и режиссёрским пультами, — там над толпой , выше сцены, на разных уровнях, под крышей, сидят «боги и приближённые».

На бейдже появляется печать «доступ на пульт» и ты поднимаешься над толпой и видишь сцену как на ладони и слышишь так, что даже если зажать уши — будет всё равно громко, но это ерунда, и ноги сами пускаются в пляс, и в тот же момент видишь квадратные глаза операторов чьи камеры стоят «на пульте»: «С ума сошла?! Ты ТРЯСЁШЬ пол, картинка ПРЫГАЕТ!». И тихонечко садишься и слегка двигаешь плечами и боишься лишний раз переступить с ноги на ногу.

А однажды, когда почти шагаешь с двухметровой высоты вниз, замучившись изо дня в день бегать «быстро-быстро-быстро» по жаре, обливаясь потом к «пульту», а затем из раза в раз бить свой собственный рекорд скоростного ползания вверх по балкам — лестницы для сборных конструкций пульта не предусмотрены, — начинаешь завидовать тем, кто вольготно лежит на травке, пьёт пиво и время от времени поглядывает на гигантские экраны, транслирующие происходящее на сцене.

а так я работаю )

vita_geller: (авто-очки)


«Какие прекрасные люди — организаторы пресс-конференции, посвящённой фестивалю «Нашествие»,— решили члены нашей съёмочной группы, разбирая со столов банки с энергетиком и пивом «Клинское», и получая в баре бесплатный эспрессо;— Понимают, что нужно журналистам утром в понедельник».

После двух дней фестиваля «Усадьба Джаз», голова моя была подобна чугунному ядру, в каждое ухо вместилось по килограмму ваты, а попытки говорить провоцировали надрывный чахоточный кашель. И нас таких было не один.
«Прессуха» началась как раз в тот момент, когда смесь кофе и энергетика наконец-то подействовала ( и ещё раз скажу, что организаторы — милосерднейшие люди! Особенно высокая блондинка в чудесной белой юбке, которая ангельским голосом объясняла как именно надо заполнять заявку на аккредитацию , и прозрачным привидением колыхалась в воздухе пока не получала правильно заполненный листок).

Андрей Матвеев.
Генеральный директор компании C.A.T. :

Будущее фестиваля «Нашествие на ближайшие 5-10 лет абсолютно устойчиво».

читать часть первую, «О зрелищах». )

Николай Фоменко.
группа «Секрет»:

Мы представим программу ветеранов сцены.
«Браво» тридцать и «Секрет» тридцать.
Надеемся, что и на 70 нас пригласят, потому что мы не собираемся завершать.


Андрей Заблудовский
группа «Секрет»:

Я с малых лет мечтал выступать на фестивале «Нашествие».
И вот, наконец, моя мечта сбылась, мне есть что рассказать внукам, и когда мы с Колей будем выступать на 70-летии..

Николай Фоменко:
Главное чтобы и журналисты на пресс-конференции 70-летия были те же самые.

Евгений Хавтан.
группа «Браво»:

Ребята всё уже сказали, единственное пенсионером я себя не чувствую.

Николай Фоменко:
А зря.

читать дальше. )

читать часть вторую, «О хлебе». )

Дмитрий Гройсман.
Продюсер фестиваля «Нашествие»:

Отличие «Нашествия» в том, что в бюджете фестиваля нет ни одной копейки государственных денег.

читать дальше. )

Журналистов и спикеров (ненавижу это слово, аж передёргивает!) пригласили к накрытым столам для обильной трапезы, первые пять минут которой Александр Школьник прокомментировал:«Такой стол, а «едят мало. Как малые дети едят»».

vita_geller: (платочек)

Вчера мне было сообщено продюсером, что я теперь не просто «какой-то личный блог веду», я теперь — «лицо продакшна». 
Быть лицом почётно, конечно. Но и ответственность какая! — то не пиши, это не скажи... по мне так ужас ужасный...
А что делать? Тем более в будущем, счастливом далёком будущем, обещали мне зачесть это, финансово. Что не может не радовать (с).
Со всем остальным — ухожу в глубокое подполье, на запасную площадку. Тоже без всяких замков. Но я о ней никому не скажу, потому что теперь я — лицо продакшна! 

читать дальше )

vita_geller: (ну и)
Однажды (теперь «однажды» — моё любимое слово»),  на протяжении достаточно длительного периода, единственными мужчинами с которым я общалась, не считая коллег по работе,  были водители пойманных тачек.
Один мне запомнился.
Он был практически моим личным водителем, отвозил, забирал, спал во дворе в машине, когда привозил меня домой в три утра, а в шесть я уже ехала обратно.
В самый перый раз, когда я его «поймала» он предложил мне жвачку, я ему конфетку и услышала:
— Спасибо, но я не возьму.
— Почему?
— Мне кажется, мы будем часто видеться.
— Что это меняет?
— Вот ты мне сейчас дала конфетку, мне она и не нужна в сущности, но приятно внимание. Если ты завтра тоже дашь мне конфетку – я буду рад. Послезавтра – я буду ждать эту конфетку. И в тот день, когда я не получу конфетку,  я буду удивлён и обижен на тебя. Хотя разве ты обязана меня угощать?
Так и люди, ты делаешь им что-то хорошее от души, а они начинают воспринимать это как твою обязанность. А когда тебе надоедает делать хорошее — они испытывают разочарование и могут тебя возненавидеть.
— По-моему, глупо ждать от людей вообще что-то.
— Нельзя жить без любви. Без дружбы. Без привязанности.
— ?
— Любовь, дружба, привязанность — это всегда ожидание.
— Что ж делать?
— Как можно реже давать конфеты просто так.
читать дальше )

vita_geller: (авто-очки)
Мы не виделись лет сто или даже двести, вполне достаточно чтобы я почти забыла о Её существовании.
Но в один не самый прекрасный день мне сообщили, что Она вернулась, а значит мы очень скоро увидимся, не бежать же мне из города? И я стала морально готовиться. Я представляла как произойдёт наша встреча, кто кого увидит первым, что скажет Она и что отвечу я. Дабы не затягивать, я даже определила дату — где-нибудь через неделю, часов в десять вечера. Мне крайне важно было хорошо выглядеть при встрече: причёска, макияж, маникюр. Времени было достаточно чтобы продумать все детали.

В полдень выходного дня меня разбудил телефонный звонок:
— Подруга! Подмени меня! Делать ничего не надо — только поприсутствовать и документы взять.
— Хорошо. Когда?
— Через два часа начало, и надо забрать из офиса материалы.
— Ё! А кто-нибудь не может взять материалы и подвезти мне на точку?
— Я никому не доверяю. В долгу не останусь.
читать дальше )

vita_geller: (кудряшка)

 Еду в метро. Сижу, пишу очередную графоманку. Кроме всего прочего, там есть слово «секс»,  употребляется один раз, почти случайно.
Внезапно чувствую что надо мной кто-то нависает  и расстояние между нами уменьшается. Поднимаю глаза. Действительно нависает молодой человек. Такого спорти-брутал типа: лысый, с татуировкой. Хорошие мускулы — бицепсы, трицепсы.  В майке приличной. Никаких волос на груди и под мышками.
И этот очень приятный молодой человек нависает надо мной и читает что я пишу. Читать ему высоко и в перевёрнутом виде неудобно, так что он, держась за поручни, свешивается всё ниже и ниже, и не сразу замечает, что я  прекратила писать.
Когда же понимает, что пальцы мои неподвижны достаточно долго, молодой человек поднимает глаза от планшета и встречается взглядом со мной.
читать дальше )

vita_geller: (ё)

Не люблю я банкоматы. Не доверяю им. Особенно не доверяю когда деньги не снимаешь, а кладёшь. Засовываешь в непонятную бандурину свои кровью и потом заработанные денежные знаки.
Окружающие смеются и аргументируют надёжностью системы.
Наивные дети мегаполиса.

Не знаю как у вас, а в нашей семье периодически наступает период когда «деньги идут». Идут, идут, и приходят. Обычно в известные конкретные даты.
А  приходят деньги иногда  пачкой. Такой мааленькой-маленькой  пачечкой сторублёвок, к примеру.
И чтобы деньги подольше продержались, а не ушли налево по дороге домой, их нужно быстренько засунуть в банкомат.
Не в абы какой, конечно. В банкомат, находящийся в здании банка. В здании банка ВТБ24, что на улице Автозаводской.
Не могу сказать что процедура мне эта по нраву, но выстоять очередь к окошку сил же никаких нет.
И я вынуждена, вынуждена запихивать в злобную щель вечноголодной жестянки деньги-деньжушечки.
читать дальше )


vita_geller: (Ангел)

«Кавалькадой» из трёх одинаковых внедорожников — два синих — папы и брата, один красный — наш, ездили в Вятку(Киров) в «Метро».

Да, в Сыктывкаре люди столь суровы, что в «Метро» ездят в Вятку, а в «Икею» — в Казань. читать дальше )

Posted via LiveJournal app for iPad.

vita_geller: (платочек)

 На продавленном диване, бывшем когда-то оранжевого цвета, о чём можно было догадаться вглядевшись в потёртую засаленную бахрому всё ещё прикрывавшую поролон и вылезающие пружины; сидел скрестив ноги, пригнувшись, почти согнувшись пополам, к правой ноге в которую была вдавлена гитара, Худой Брюнет.

Лицо Брюнета с неправильными чертами — скошенным в одну строну ртом, свёрнутым в другую строну носом, глазами расположенными на разной высоте, поднятой домиком в вечном удивлении левой бровью и саркастически выгнутой правой,— и в обычной ситуации не радующие взгляд, в этот раз пугало болезненной, мученической гримасой боли.
Так мог бы подумать человек, случайно оказавшейся в прокуренной пустой комнате, со вздувшимся, а местами выломанным паркетом; со стенами с клочаьями обоев, и бурым от никотиновых смол, протечек и пыли потолком.

Неожиданно яркая,  в пятнах побелки и синей краски, лампочка, освещала стоящей в центре комнаты диван с сидящим на нём Худым Брюнетом.

Брюнет, закинув голову на тонкой, совершенно цыплячьей шее, на горб спины,  закрыв глаза, и с удивительной скоростью меняя  болезненные гримасы на  лице, пел. Хриплый и по юношески ломкий голос, перекатываясь волной  каждого слов через кадык, вырывался из напряжённого  горла через перекошенный рот:
читать дальше )

vita_geller: (усталость)


Хочется быть счастливой и свободной.
Удивительно, что при понимании свободы как счастья, некоторые умудряются всю жизнь путешествовать из клетки в клетку.
читать дальше )

vita_geller: (ну и)



Почему люди считают, что слова «Вы хорошо пишете, Вам надо книгу издавать», звучат мягче, чем «Ваша графомания не имеет ничего общего с нужными нам навыками»?
Для чего они хотят быть «хорошими» на словах?  По-моему бред. Суть сказанного всё равно понятна. И лучше я к ним относиться от «мягкости» отказа не стану. И хуже не стану.
Непонятно.

vita_geller: (Ангел)
Я наливала чай, когда раздался душераздерающий крик.
От неожиданности полит кипятком оказался пол, хорошо не ноги.
Придя в себя, прислушалась:
—Если ты меня не поняла, то почему не переспросила?!!!
Кто сейчас всё это будет делать? Ребята-дизайнеры все разъехались! На совещании я была! Да лучше бы я тебя на это совещание отправила!,— истошно вопила наверху какая-то женщина.
«Катя? Неужели Катя? Катя, про которую я думала, что у неё даже интернета нет?».
Но следом услышала знакомый действительно катин голос:
— Тише, ты! Не кричи так. У нас всё слышно.
И ответ, уже гораздо тише:
— Одни идиоты вокруг! Никому доверять нельзя! Наливай!,— и ещё тише,— Что, настолько всё слышно? А когда вы или они..?
От раздавшегося сверху хохота подскочил мой мирно спящий  кот.
Так я «познакомилась» с Катиной подругой Ниной.
кат )

vita_geller: (флаг)
Изложенный ниже текст
является результатом
больной фантазии автора.
Весь.  Целиком.


Моя френдесса-приятельница имеет обыкновение написать три строчки, а оставшиеся две спрятать под кат.
Меня это бесит. А её раздражает моё нежелание катом пользоваться:
— Так у тебя будет больше посещений! Люди же захотят узнать что там, под катом!
— Я всё равно выкладываю на фейсбук полностью.
— Зачем?
— Может, кому-то неудобно в жж читать.
— Ты так никогда в топ не выйдешь!
— Ну не выйду... Можно подумать, жж только для топа.
— Не только, но к этому надо стремиться.
Воспитывает меня.
Сама пишет о текущей работе — все придурки; текущих мужчинах — от   лапочки до идиота; детях своих и чужих; о сёстрах, братьях, родителях и делёжке квартиры.
— Как ты всё это пишешь? Работодатели. Родители. Мир маленький, а у тебя фото настоящее.
— Фигня! У меня ник. А у тебя имя — тебя проще найти.
Далее мы плавно переходим к тому что кто-то «год не может закончить описание десятидневной поездки», а кто «в слове из трёх букв делает четыре ошибки».читать дальше )

vita_geller: (платочек)
Я поднималась пешком на восьмой этаж и думала о вечном. На лестничной клетке в клубах табачного дыма стояла Катя в красном байковом халате:
— Что пешком? Лифт вроде работает?
— Худею.
Если слева и справа от меня, вплотную, поставить ещё по одной меня, а с наших спин поставить ещё трёх меня, а нам всем на головы поставить ещё по одной меня —  это будет размер Кати, которая оглядела меня сверху вниз, хмыкнула, глубоко затянулась какой-то жутко вонючей сигаретой,  и сказала:
— А я развожусь,— и выдула дым колечками.
— Мммм...
Когда о разводе сообщает приятельница, с которой я давно не виделась и не знаю кого настигла «любовь всей жизни», кто «устал», а кто «козёл», я спрашиваю:«Тебя поздравить или посочувствовать?».
Катя не была моей приятельницей.
Она была соседкой. Очень неудобной соседкой.
И она не отвернулась, закрывая тему, а  смотрела на меня, затягивалась и выдувала дым колечками.
— Бывает,— «дипломатично» ответила я.
Катя молчала.
Мне было совершенно всё равно что там у Кати. Я шла с фитнеса, мне хотелось чаю, в душ и поесть.
Но она так выжидательно-равнодушно молчала, что я поинтересовалась:
— Что ж так?
читать дальше )
Весна.

vita_geller: (романтик)
Забавно, как «запускается память»...

— Смотри какая картошка!
 Перед моим носом возникло розовое картофельное сердечко:
— Чудеса природы...

Много лет и городов назад, в совершенно прошлой жизни,  я хранила сырую картошку. Огромную со множеством маленьких ножек-картошек.
Хранила долго.
Я помню как «хвалил» меня папа:«Молодец! Запасаешься на случай голода!».
Помню, как недоумённо хмыкала «самая старая подруга», морща нос и поправляя очки.
Как хохотала Маринка, старательно туша сигарету в бумажный кулёк — мы контрабандой курили в комнате.
Помню, как мама предрекала картошке скорое гниение.

А она не гнила. Но я, на всякий случай, решила покрыть её лаком. Дождалась ежегодной реставрации комнатного паркета, и макая толстую кисточку в железную банку, покрыла густым слоем лака своё сокровище.
Картофелина почернела, скукожилась, и стала похожа на непонятное нечто.
Я поплакала в своей комнате под специальную «рыдательную песню» — Gary Moore «Still Got The Blues» — и выкинула так долго хранимое в мусорное ведро.

И вспомнила эту историю в одно мгновение, увидев перед носом розовое картофельное сердце.

Read more... )

Profile

vita_geller: (Default)
vita_geller

October 2013

S M T W T F S
   1 2 345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 02:47 pm
Powered by Dreamwidth Studios